Цигун и деньги

Цигун и деньгиМы заблудились в супермаркете, где все товары красиво оформлены, на упаковках — звучные названия, порой — китайские или санскритские, порой — напоминающие научную терминологию или отсылающие к той или иной религиозной традиции. И никто не знает что внутри. Потому что времени у нас хватает только на то, чтобы понюхать упаковку. По этому запаху мы судим о содержимом. Мы заблудились в огромном, празднично разукрашенном торговом зале, где тысячи людей ходят от одного стеллажа к другому. Для подавляющего большинства из них до реальной практики дело не доходят никогда. Они нюхают коробочки…Цигун и деньгиОдин мой знакомый, окончив курсы инструкторов цигун, решил открыть свою студию в небольшом провинциальном городке на севере Израиля. Для начала он поместил в местной газете объявление: «Приглашаю всех на бесплатное занятие цигун для начинающих», расклеил по всему городу, отправил по электронной почте родственникам, друзьям, знакомым и знакомым знакомых.

Никто не пришёл.

Он написал другое объявление: «Цигун для начинающих. Здоровье, ясный ум, энергия. Бесплатное занятие для всех желающих».

Никто не пришёл.

Третье по счёту объявление выглядело так:

«Кто хочет улучшить здоровье за 5 минут в день?!! Кто хочет поднять уровень жизненной энергии, не чувствуя себя выжатым как лимон к концу рабочего дня?!! Для тех, у кого много планов на жизнь! Кому некогда болеть и чувствовать себя несчастным! Цигун позволяет усилить микроциркуляцию, процессы обмена, улучшить нейрогуморальный фон и снять усталость. Первое занятие цигун для начинающих — абсолютно бесплатно!!!»

На этот раз он заплатил больше денег за «козырное» размещение в газете, плюс к этому — попросил знакомого дизайнера найти красивую картинку, сопровождающую текст.

Никто не пришёл, зато позвонила одна женщина, чтобы пожаловаться на соседа, который разводит кошек, и они (эти кошки!) ежедневно воруют её энергию, в результате под конец дня она чувствует себя выжатой как лимон.

Мой приятель приуныл, но не сдался. Он решил выяснить в чём причина беспримерного отсутствия любопытства и принялся опрашивать друзей и родственников.

Оказалось, они в большинстве своём просто-напросто не знают что такое «цигун». Никогда не слышали этого слова. А если и слышали, то весьма смутно представляют о чём речь. Что-то китайское…

Когда стало ясно, что дело не в количестве денег и не в качестве дизайна, приятель позвонил мне: как думаешь, нельзя ли заменить слово «цигун» каким-нибудь другим, понятным «простому народу»?

Как бы нам «переназвать» цигун таким образом, чтобы из нового названия сразу стало ясно что это и с чем это едят? Скажем, «Система оздоровления и восполнения жизненной энергии по рецептам древних китайских мастеров».

Я спросил его в самом ли деле цигун — система оздоровления и восполнения жизненной энергии?

Он помялся и признал, что такое описание на деле ничего не описывает, и даже, пожалуй, в большей степени искажает смысл, чем восполняет его.

— Что же делать? — спросил он.

— Ты не поверишь, — ответил я, — но у меня — та же проблема.

Я преподаю тайцзицюань больше десяти лет, у нас — довольно большая (по тель-авивским меркам) школа. Занятия идут каждый день, включая пятницу и субботу. На неделе — три урока тайцзи-цюань, три урока медитации, два урока илицюань, и — всего один урок цигун.

На занятии тайцзицюань могут присутствовать до 15-ти человек и даже больше (это при том, что я стараюсь сделать группы как можно компактнее: скажем, 20 учеников для меня уже многовато: ведь нужно уделить внимание каждому!).

Но на занятие цигун приходят всего 5-6 человек. Иногда — меньше.

И это не потому, что занятия цигун менее увлекательны, чем занятия тайцзицюань. Не потому, что они меньше дают или труднее даются.

Это потому, что благоприятное представление о тайцзицюань распространено в большей степени, чем о цигун. При том, что цигун и тайцзицюань — даже не близнецы-братья, а — натуральные сиамские близнецы. Как Ленин и Партия.

Каждый второй израильтянин знает слово «тайчи», хоть и довольно смутно себе представляет предмет.

— Мама, что они делают, эти дяди и тёти?

— Они «делают тайчи», сынок.

Узнаётся мгновенно. Срабатывает мгновенный линк-отсылка к «услышанному-прочитанному»: здоровый образ жизни, фитнесс, энергия-шменергия и прочая лабуда.

— А эти дяди и тёти, что они делают?

— Не знаю, сынок. Что-то странное. Йогу, наверное.

Нет слова, нет и явления. Эти «дяди и тёти» занимаются цигун, но так уж сложилось, что количество израильтян, знающих слово «тайчи», побивает количество израильтян, знающих слово «цигун».

Поэтому уроки тайцзицюань популярнее уроков цигун. Всё просто.

Понятия не имею как можно подобрать синоним – даже самый приблизительный – слову «цигун» — для тех, кто слова этого не знает и недостаточно любопытен, чтобы заглянуть в Википедию.

Но я их хорошо понимаю — всех тех, кто не знает и знать не желает.

Мне самому приходится ежедневно удалять десятки электронных писем с приглашениями на мероприятия, посвящённые разнообразным практикам, о смысле и содержании которых у меня нет времени даже задуматься.Я не знаю что такое «краниосакральная терапия», «медитация АУМ», «оздоровление организма по системе Серафима Чичагова», «нейролингвистическое программирование», «развитие ума по методу Глиена Домана» (я просто перечислил термины заголовков сегодняшней почты).

Быть может, это что-то важное и интересное. Быть может, я теряю последнюю возможность привести свою жизнь в порядок, спуская в виртуальный унитаз письмо, озаглавленное: «Хотите привести свою жизнь в порядок? Древние индусы научат вас как это сделать!»

Быть может, древние индусы знали что-то такое, без чего моя жизнь — бессмысленна и бесполезна.

Я не знаю.

И никогда не узнаю.

Потому что для большинства из нас вся сумма практик выглядит как бесконечно разнообразный рынок, где предложение значительно опережает спрос.

Мы заблудились в супермаркете, где все товары красиво оформлены, на упаковках — звучные названия, порой — китайские или санскритские, порой — напоминающие научную терминологию или отсылающие к той или иной религиозной традиции.

И никто не знает что внутри. Потому что времени у нас хватает только на то, чтобы понюхать упаковку. По этому запаху (который, разумеется, легче лёгкого подделать, подстроить под массовые ожидания) мы судим о содержимом. На большее мы не способны.

Если я всерьёз займусь «оздоровлением организма по системе Серафима Чичагова» (что бы это ни значило), у меня не останется времени на исследование других товаров.

Мы заблудились в огромном, празднично разукрашенном торговом зале, где тысячи людей ходят от одного стеллажа к другому. Для подавляющего большинства из них до реальной практики дело не доходят никогда.

Они нюхают коробочки.

Поэтому я не знаю как пригласить соседей моего приятеля на занятие цигун. Ведь если мы станем играть по правилам этого супермаркета, нам придётся ориентироваться на тех, кто уже привык нюхать коробочки и не собирается практиковать по-настоящему.

А если мы будем ориентироваться на тех, кто стремится к реальной, серьёзной практике, мы будем выглядеть серо и уныло на фоне праздничных прилавков этого супермаркета.

Желание «переназвать» цигун, чтобы сделать его более доступным, более «понятным» широкой аудитории — первый шаг навстречу этой рыночной реальности. Навстречу компромиссам и мучительным неувязкам (ведь это по-настоящему больно — увечить благородное искусство, которое нас самих воспитало и сделало теми, кто мы есть).

Как научиться зарабатывать на жизнь за счёт преподавания цигун, не опускаясь до шарлатанства? Возможно ли это вообще в нынешних условиях?

Я не знаю.

Автор:
Дмитрий Дейч
Сайт тель-авивской студии «Сюань-Сюэ»

Без рубрики