Зачем нужен науч-поп?

Понятное дело, что перманентный стресс от получаемой информации лучше нас не делает. Мы становимся подозрительными, унылыми и окружающая нас реальность видится нам в серых тонах. Со временем мы настолько погружаемся в это безрадостное состояние, что какое-то несоответствующее ему событие, например, позитивная новость, воспринимается нами как абсурдная, выдуманная и не влияющая на общее положение дел («подумаешь, детский сад построили, если где-то маньяк зарубил бабушку топором»). Теперь задумайтесь — на какой конструктив способен народ, обитающий в таком дремучем состоянии. Какая такая идея сможет зажечь его и вдохновить на созидание?Недавно бушующий в моём городе вирус фактически приковал меня к кровати на несколько дней. Единственной доступной радостью для меня стал телевизор. Последний раз так много я смотрел его в глубоком детстве, ещё в докомпьютерную эпоху. С тех пор количество доступных каналов возросло неимоверно, и я, вооружившись пультом, стал искать хоть что-то интересное в сетке вещания.

Тадам! Удивительное разнообразие, из которого практически нечего выбрать. Пролистав все каналы несколько раз, я понял, что наше телевидение ориентировано на домохозяек и пенсионеров, что, в общем-то, естественно. Однако нашлось и приятное исключение.

Из более сотни каналов я в итоге нашёл пять, которым посвятил всё своё время болезни. Первый — «Россия 24» — оказался удобным аналогом новостной интернет-ленты (впрочем, он у меня в фоновом режиме включён уже много лет). А вот четыре других канала, к сожалению, — иностранные. Это известные National Geographic, Discovery, History и Animal Planet. Я, конечно, знал о них и раньше и иногда смотрел урывками, но тут, в силу положения, уделил им уйму времени. И вот что выяснилось.

Наши западные коллеги в совершенстве овладели искусством создания научно-популярного контента. Ничего даже близкого по качеству на отечественных каналах я не нашёл. Этим искусством они овладели настолько мастерски, что я на время забыл о своём недуге и с каким-то забытым чувством подросткового восторга открывал для себя то новые подробности перехода Ганнибала через Альпы, то изучал морских обитателей Средиземного моря, то поражался последними достижениями робототехники.

Я забыл о дурном самочувствии настолько, что после очередной такой передачи лез в Интернет и искал подробности рассказанного — действительно ли ближайшие родственники дельфинов — это коровы? Как там сейчас поживает тот человек с бионическими ногами, которые позволяют ему покорять горные вершины? И так далее.

Конечно, эта информация едва ли когда-то пригодится мне в реальной жизни. Но способ её подачи волшебным образом изменил моё восприятие этой самой жизни. Он пробудил во мне любопытство, удивление, восторг, жажду новых знаний, восхищение природой и человеческими знаниями о ней. То есть разворошил всю ту гамму чувств, которые, признаюсь, с годами всё реже напоминают о себе.

Теперь сравним эти чувства с теми, которые возникают у нас при взаимодействии с преобладающими в информационном пространстве поводами. Если это телевидение, то оно навевает в лучшем случае тоску, беспросветность, скуку, бессмысленное ностальгирование, перемежающееся пустыми вспышками смеха. Если это интернет, то добавим страх, злобу, чувство собственного бессилия, обиду и паранойю, разбавленную всё теми же вспышками болезненного похохатывания над какими-нибудь демотиваторами.

Безусловно, и в интернете можно отыскать много полезного и развивающего, но все вы прекрасно знаете, что этот контент далеко не преобладающий, а уж качественные его примеры остаются штучным товаром.

Я смог открыть для себя разницу в воздействии потока информации на психоэмоциональное состояние именно благодаря контрасту. Когда информация поступает непрерывно и размазана тонким слоем по всему твоему дню, ты на чувства, создаваемые ею, и внимания не обратишь. Между тем, влияние это огромно.

Казалось бы, причём здесь Ганнибал?

Теперь перейдём к практическим выводам из наблюдения. Понятное дело, что перманентный стресс от получаемой информации лучше нас не делает. Мы становимся подозрительными, унылыми и окружающая нас реальность видится нам в серых тонах. Со временем мы настолько погружаемся в это безрадостное состояние, что какое-то несоответствующее ему событие, например, позитивная новость, воспринимается нами как абсурдная, выдуманная и не влияющая на общее положение дел («подумаешь, детский сад построили, если где-то маньяк зарубил бабушку топором»). Теперь задумайтесь — на какой конструктив способен народ, обитающий в таком дремучем состоянии. Какая такая идея сможет зажечь его и вдохновить на созидание?

Уверен, что и сейчас кто-то из читателей бесится: «Да нафига мне нужен какой-то там Ганнибал, если у меня кран протекает и зарплату задерживают? Пойду лучше почитаю о том, что все кругом жулики и воры и надвигается вторая волна кризиса».

Но ведь от такого чтения кран протекать не перестанет и зарплату быстрее не дадут, верно? А вот информация, которая сможет возродить в душе подзабытые позитивные эмоции, способна как минимум помочь легче пережить временные трудности или даже пойти и починить уже, наконец, этот чёртов кран. Казалось бы, причём здесь Ганнибал?

А теперь о по-настоящему грустном.

Где Ливанов?

При всей той гамме положительных чувств, вызванных просмотром буржуйских каналов, меня не покидала досада от того, что они всё-таки буржуйские. Да, что-то эпизодическое иногда просматривается и у нас. Но системного продвижения научно-популярного контента у нас не видится. Вроде бы, что-то пытается сейчас сделать недавно заработавшее «Общественное телевидение России», но в перспективы канала не верят даже его создатели, уж слишком вымученным было его становление.

Есть неплохой канал Russian Travel Guide, но он, как и Russia Today, ориентирован на внешнюю аудиторию. Что не менее досадно.

В общем, картина обычная — аудитория не создаёт запрос, потому рынок и не даёт ей качественного научно-популярного продукта. Есть чувство, что такое положение может длиться вечно, если за дело просвещения и эмоционального оздоровления своих граждан не возьмётся государство. Хотя бы для того, чтобы переломить тенденцию, а там уж и коммерческие проекты подтянутся на вновь открытую зрительскую аудиторию.

Просто нужно понять, что если государство не возьмётся за решение этой образовательной задачи, то за неё не возьмётся никто и никогда, кроме отдельных энтузиастов, незаметных в масштабе страны. Это примерно такая же история, как и с освещением позитивных новостей и достижений. И здесь нужны не только средства, государственная воля, но и талант исполнителей. Я, например, встречал человека — преподавателя и писателя, который, будучи энтузиастом, придумал совершенно гениальный подход — написал учебник по ОБЖ в форме книги про зомбоапокалипсис. По-моему — просто замечательный образец для возрождения научно-популярного образования в новой форме.

В общем, всё это гораздо более обширная и серьёзная тема, чем может показаться на первый взгляд. Это не только элемент информационной политики, забота о эмоциональном состоянии граждан, но и вопрос нашего будущего. Возьмётся ли государство за решение этой проблемы — пока неизвестно. Но каждый из нас вполне может самостоятельно разбавлять привычную безрадостную медиа-картину вдохновляющими нотками научно-популярных передач. Увы, пока что в основном буржуйских.

Источник:
Евгений Супер
Однако

Без рубрики