Питание миром

Питание миромЧеловек страдает больше всего от того, что совершенно не знает себя. А о том, о чем мы поговорим сегодня, он даже не может и помыслить. Эти знания настолько важны, что могут изменить всю жизнь, внешне почти ничего не меняя. Пока едем, я расскажу тебе о втором контроле — питании миром. Контроль питания — это знание, которым владеют очень немногие. Если человек может воспринять его правильно, оно может привести к пониманию изначальных законов мира. Каждый слышал о так называемом правильном питании. Но все, что человек под этим подразумевает, относится только к поеданию материальной пищи. Очень жаль, что никто не догадывается о правильном питании эмоциями, информацией и ощущениями…Питание миром— Человек страдает больше всего от того, что совершенно не знает себя. А о том, о чем мы поговорим сегодня, он даже не может и помыслить. Эти знания настолько важны, что могут изменить всю жизнь, внешне почти ничего не меняя. Пока едем, я расскажу тебе о втором контроле — питании миром.

Старик сидел за рулем автомобиля, я же располагался на соседнем сидении, как всегда забыв пристегнуть ремень безопасности. Мы проезжали улицу за улицей, направляясь к учителю старика. Я особо не смотрел на окружающие пейзажи, уделяя большую часть внимания нашей беседе. Уже не раз я слышал от старика выражение «питание миром», но всегда он упоминал об этом лишь вскользь и поспешно переключался на другие темы.

— А почему я в начале осваивал так называемый «первый контроль», а затем сразу четвертый, пропустив два других? — задал я давно назревший вопрос.

— Во-первых, все эти названия очень условны. Но полезно сохранять одинаковую нумерацию, чтобы не путаться при разговорах между собой. Для одного человека эмоциональный контроль должен быть первым, другому нужно начинать с контроля за желаниями или например, мыслями. Чтобы работа проходила с максимальной пользой, нужно восстанавливать баланс. Так как у тебя был явный перекос в негативную сторону, первым для тебя стал эмоциональный контроль, а до этого ты занимался и мыслительным, но только на самом начальном уровне. Иначе ты бы просто не смог воспринимать дальнейшую информацию. — сказал старик и посигналил машине на перекрестке, пропуская ее вперед. — Для каждого человека должен быть свой порядок работы, который будет направлен на устранение текущего препятствия к равновесию.

Я молча слушал, но внутри меня разрасталось предвкушение от предстоящей встречи с учителем старика. Множество мыслей посещали мой ум, стараясь вообразить практики, которым меня обучит новый учитель. Какие знания меня ждут, какие сложности. Я лишь наблюдал, не прикладывая усилий, чтобы избавиться от внутреннего голоса. Нужно было только удерживать осознание, что мысли — это нечто отдельное, чуть ли не существующее автономно от меня. Одновременно чувствуя присутствие чего-то стабильного, не вовлеченного в мысленную болтовню, я испытывал, уже ставшее привычным, усиление восприятия.

— Контроль питания — это знание, которым владеют очень немногие. Если человек может воспринять его правильно, оно может привести к пониманию изначальных законов мира. — сказал старик совершенно серьезно и четко, словно отчитывался старшему по званию. — Каждый слышал о так называемом правильном питании. Но все, что человек под этим подразумевает, относится только к поеданию материальной пищи. Очень жаль, что никто не догадывается о правильном питании эмоциями, информацией и ощущениями. — учитель сделал многозначительную паузу и продолжил. — Первое, что ты должен понять — на все существует чувство голода. Есть голод эмоциональный, голод информационный и голод ощущений, наряду с известным всем физическим голодом. Ты наверное не раз слышал совет: есть нужно столько, чтобы вставая из-за стола у тебя еще оставалось легкое чувство голода. Это конечно связано с тем, что насыщение происходит не сразу и голод проходит постепенно. Но я сейчас не об этом. У человека всегда присутствует некий определенный объем эмоций, информации и ощущений, которые он может усвоить. И объем этот во много раз меньше того, что человек изо дня в день потребляет. — старик ненадолго приостановил рассказ, мы проезжали оживленный перекресток. — В результате люди настолько переедают, что организм начинает притуплять чувства и ощущения, лишь бы заставить человека остановиться и снизить поток поступающей энергии. Но никто этого не замечает или замечает, но не в силах справиться с жаждой удовольствий или скукой. Поэтому-то мы и наблюдаем вокруг почти что царство мертвых. Люди бредут с замутненными глазами, погруженные в тяжелые размышления, не помня о себе, не имея возможности слышать или видеть.

То, что говорил старик, моментально находило во мне отклик. Я, можно сказать, нутром чувствовал истинность его слов.

— Запомни: нельзя получать удовольствия, когда организм не готов их переварить, тоже самое с информацией, эмоциями и ощущениями. На все существует чувство голода. Если голода нет, не нужно по привычке садиться читать книгу или смотреть телевизор, вести интеллектуальные беседы и тому подобное.

— Но как научиться определять, есть голод или нет? — перебил я старика.

— В начале нужно дать себе отдых. Притом во всех сферах. Поменьше есть. Ничего не делать. Не читать, не смотреть фильмов, да и вообще не развлекаться. Не разговаривать с людьми или говорить только самое необходимое. Оградить себя от информации. Недели будет достаточно, чтобы организм хоть немного восстановился. — старик закончил фразу и поднял вверх указательный палец. — Главное в том, что если голод есть, восприятие в этой сфере сильно возрастает. Например, если ты по-настоящему хочешь есть, ты будешь ощущать вкус еды гораздо сильнее и в результате она покажется тебе намного вкуснее. Если у тебя возникнет голод на развлечения, то при просмотре фильма твои эмоциональный отклик резко возрастет и ты получишь гораздо больше, чем обычно. В сфере ощущений голод может проявиться в виде желания двигаться или наоборот полежать, желании тепла или холода и так далее. Информационный голод также проявляет себя в виде повышенного удовольствия от его удовлетворения.

Как ни странно, но все сказанное стариком было мне очень знакомым, словно я и сам об этом знал, но забыл. С каждым словом я ощущал волну эйфории от предвкушения использования этих знаний. В эту же минуту я создал твердое намерение во что бы то ни стало овладеть контролем питания.

— Повторю еще раз: эта работа начинаться с периода отдыха. Иначе не удастся ощутить по-настоящему эмоциональный или информационный голод. Вот тебе простое правило: получать только тогда, когда есть на это голод.

В уме снова возник вопрос, который уже давно не давал мне покоя и я спросил:
— А разве может человек дойти до этого знания самостоятельно без учителя? Просто я никогда не слышал ничего подобного, хотя это и показалось мне очень знакомо.

— Откуда ты вообще это взял? — удивленно спросил старик. — Конечно подобные вещи не возникнут сами собой, нужен кто-то в это посвященный.

— Ты же мне как-то рассказывал, что учитель не особо то и нужен и человек будто может научиться всему сам, у жизни. — произнес я, с нетерпением ожидая ответа.

Лицо старика расплылось в широкой улыбке и покачав головой, он произнес:
— Ты как всегда в начале не слушаешь, а затем выдумываешь то, чего не было. Те учителя, о которых ты меня спрашивал, действительно не нужны. Чтобы достичь некоторого осознания и усиления восприятия, нужно только сильное намерение и воля. Если же ты собираешься двигаться дальше, то учитель крайне необходим. Все настоящие знания передаются только напрямую, один на один. Потому что и учитель и ученик несут за них полную ответственность. Они отвечают за них жизнью. — твердо добавил старик, но затем заговорил привычным спокойным голосом. — К тому же, не принимай все мои слова близко к сердцу. — старик добро улыбнулся и продолжил. — В то время тебе было просто необходимо услышать это. Поэтому мне и пришлось некоторым образом исказить действительность, чтобы раз и навсегда избавить тебя от ограничивающих предрассудков.

— Я же сейчас тоже уже начинаю учить. Ту девушку, которую ты ко мне направил? Почему же ты мне раньше не говорил о какой-то ответственности? — спросил я слегка повысив голос, изображая недовольство. — А вдруг я сказал ей, что-то лишнее? — задавая вопросы, я сыграл сильную озабоченность, чтобы лишний раз потренироваться в игре с одним из лучших игроков.

Старик кивнул головой, что означало приемлемое исполнение роли. Подобные тренировки были для нас привычными и иногда мы часами притворялись друг перед другом людьми с разными сочетаниями личностей, убеждениями и эмоциями. Также изменялась мимика, словарный запас, характер движений и многое другое. Когда ты играл, то полностью становился другим человеком. Иногда даже казалось, что изменяется и лицо. Это зачастую отражалось на фотографиях, сделанных во время «игры».

— Не переживай по этому поводу. Ты пока еще не дошел до знаний, которые нужно скрывать от неподготовленных. Хотя сегодня ты их возможно получишь. — сказал старик и за несколько следующих минут не проронил ни слова.

Обратив свой взгляд на мелькающие за окном деревья, я понял, что мы выехали из города и с довольно большой скоростью мчимся по трассе. После, примерно, часа в пути, старик свернул на еле заметную дорожку, слева и справа окаймляемую сплошной зеленью леса. Затем последовали многочисленные повороты. Пейзаж был неизменным — деревья и низенькая травка. Тонированное окно с моей стороны было полностью опущено и через просветы между листвой, лихорадочно мелькали солнечные лучи, заставляя меня все чаще прищуривать глаза. Солнце уже начинало припекать. Так как я никогда хорошо не ориентировался на местности, то через какое-то время полностью потерял чувство направления. Пробежало еще несколько минут и вдали, теряясь за высокими елями, показался одинокий домик. Мы вышли из машины и я впервые ощутил необычную свежесть и особую чистоту воздуха, которая была большой редкостью в черте города. Когда мы уже подходили к старенькому, деревянному строению, в голову мне пришел вопрос:

— А как я смогу сюда добираться? У меня же нет своей машины, да и знакомых, кто бы мог отвезти тоже нет. — озадаченным голосом произнес я.

— Не волнуйся, это не надолго. Пока я сам тебя буду возить. Потом вы сможете тренироваться в офисе. — проговорив это, старик поднял руку и указал на потрепанный временем бревенчатый дом. — Мы используем эту хижину для определенных практик. Здесь необычное место. Энергия вокруг этого дома течет очень сильно, закручиваясь вверх.

Объяснения старика по поводу энергии были мне непонятны. И я решил, расфокусировав взгляд, осмотреть вниманием прилегающее к дому пространство. В начале я не заметил чего-то странного или выдающегося. Энергетические потоки как всегда создавали тонкий, едва заметный второй контур, повторяя очертания домика. Но через несколько секунд, призрачный силуэт строения начал подрагивать, а затем стал пульсировать словно взволнованное сердце. С каждым ударом пульса невидимый для других силуэт дома то расширялся, то сжимался. Подобного мне еще не доводилось видеть и я целиком погрузился в созерцание. Пульсация все нарастала. Перед моими глазами разворачивалось завораживающее зрелище. Я стоял и смотрел на волшебное свечение, позабыв о новом учителе и старике. Внезапно, я ощутил, что мое сердцебиение подстроилось под энергетическую пульсацию дома. Это продолжалось казалось бы несколько минут, но точно я не мог сказать, время словно перестало существовать. Я уже не различал ничего вокруг, только ярко-желтую текущую субстанцию. Даже дом перестал быть видимым. Ощущение тела тоже пропало. В ушах стремительно нарастал, словно приближаясь издалека, гипнотизирующий гул.

Евгений Трубицин
Отрывок из книги «Деформация отражений»
de-trening.ru

Без рубрики