Тонкие желания

Понять мотивы своего поведения – не конкретных действий, а именно поведения, в которое включается поза, манера говорить, интонации, выбор слов и многие другие мелочи, невозможно без осознания тонких желаний. Суть их тонкости в полной незаметности для своего обладателя, точнее, в такой привычности их присутствия, что оно плохо поддаётся осознанию. И всё это, конечно же, напрямую относится к общению с людьми, то есть к сфере эго. Вот пример: в детстве у человека формируется потребность в том, чтобы его любили и хорошо к нему относились. Ему необходимо одобрение окружающих…Понять мотивы своего поведения – не конкретных действий, а именно поведения, в которое включается поза, манера говорить, интонации, выбор слов и многие другие мелочи, невозможно без осознания тонких желаний. Суть их тонкости в полной незаметности для своего обладателя, точнее, в такой привычности их присутствия, что оно плохо поддаётся осознанию. И всё это, конечно же, напрямую относится к общению с людьми, то есть к сфере эго.

Вот пример: в детстве у человека формируется потребность в том, чтобы его любили и хорошо к нему относились. Ему необходимо одобрение окружающих. И вот на фоне этой потребности развивается желание нравиться людям, которое для многих становится главной движущей силой их эго. И как многие люди не могут отличить радость от удовольствия, так и в этом случае отличить желание от потребности становится очень трудно. Под влиянием этого желания человек начинает вырабатывать манеру поведения, которая должна помочь ему в достижении цели. На этом этапе появляются варианты того, как можно произвести благоприятное впечатление на окружающих и как можно им угодить. Так или иначе, человек начинает играть роль, которая довольно быстро превращается в поведенческий стереотип. Неважно, что человек делает, важно то, что его желание нравиться людям и получать их одобрение становится главной моделью поведения. В погоне за удовлетворением этого желания человек жертвует искренностью, ведь говорить и делать следует только то, чего от тебя как бы ждут. Отождествление с ролью самого себя становится столь сильным, что осознать желание, лежащее в основе играемой роли, бывает довольно трудно. Актёр, выбравший свою роль, перестаёт существовать; как тень в известной сказке заняла место хозяина, так маска занимает место человеческой индивидуальности.

Так одно пусть и внутренне важное желание начинает определять поведение человека и влиять на многие его решения. А представьте себе, что их может быть несколько. Бывает так, что при неуверенности в себе и привитом чувстве собственной ущербности, желание нравиться принимает странные формы – человек старается быть незаметным, чтобы никто не заметил его ущербности, и люди не отвернулись бы от него. Страх того, что тебя не примут, сковывает человека, делая его замкнутым и робким. Но такое поведение не может принести удовлетворения, поскольку оно негативно. Поэтому желание нравиться периодически требует от человека активных действий, тогда он отчаянно выступает против своего страха и ведёт себя порой совсем неадекватно. Из неуверенности же возникает потребность в самоутверждении, порождающая желание быть не хуже (быть лучше) других. Это желание диктует человеку своё поведение, приводя его в позицию борца по отношению к окружающим людям. А когда человеку хочется одновременно и самоутвердиться, и понравиться, то его поведение становится немного шизофреничным и весьма противоречивым. Причём такое встречается сплошь и рядом.

И вроде бы ничего не попишешь – ведь потребности должны удовлетворяться, это закон человеческого бытия. Но есть один маленький нюанс – все вышеперечисленные потребности и ряд других, связанных с общением и пребыванием среди людей, есть потребности ложные. Они отчасти ситуационные, отчасти компенсаторные. С компенсаторными потребностями всё понятно: когда человек ощущает собственную неполноценность, он испытывает внутренний дискомфорт и страдание. Следовательно, возникает потребность в хорошем самочувствии и освобождении от дискомфорта. Если решить проблему с ощущением собственной ущербности, то и потребность в компенсации отпадёт сама собой. Ситуационная потребность имеет корни в детстве – когда фактически всё счастливое существование ребёнка зависит от того, нравится его поведение родителям или нет. Он вынужден приспосабливаться и усваивать формулу: меня любят ровно до тех пор, пока я себя правильно веду. А от того любят меня или нет зависит всё.

Ни ситуационные, ни компенсаторные потребности не являются вечными, если человек работает над собой. Конечно, желание нравиться окружающим приобретает с взрослением ярко выраженную сексуальную окраску. Но его отследить гораздо легче, чем тонкое желание быть принятым и любимым всеми. И в этом состоит одна из главных трудностей самоосознания: в том, чтобы научиться отслеживать мотивы своего поведения в той или иной ситуации. Наблюдать свои действия легко. Эмоции, в общем, тоже. Несколько сложнее не отождествляться с мыслями. И ещё сложнее видеть своё эго, свою маску, сформированную тонкими желаниями. Ключом для этого становится критическое отношение к себе. Однако это не значит, что нужно потакать привычному самоосуждению. Нужно занять позицию отстранённого наблюдателя, который беспристрастно смотрит на все поведенческие реакции, на все движения эго, и там, где оно чувствует удовлетворение, и там, где оно уязвлено и начинает укорять себя. Только так можно увидеть мотивы своего поведения и тонкие желания, стоящие за ними. И пока они не будут осознаны, вы не изменитесь.

Психологи советуют людям – полюбите себя и станьте собой, отбросив социальные маски. Ну, полюбите себя, значит полюбите свои желания, это понятно. Тем, кто живёт в навязанном воспитанием отрицании своих желаний, такая идея может помочь. А вот что значит стать самим собой? Видимо, отказаться от совсем уж очевидной неискренности, от страха отказать людям в чём-то или высказать собственное мнение. Эта идея хороша в качестве основы для терапии комплекса неполноценности, но она никак не решает вопроса мотивации поведения. Тонкие желания не затрагиваются, продолжая управлять людьми. Поэтому и суть ситуации не меняется.

Потребность в любви и одобрении исчезает, когда человек становится психологически зрелым и самодостаточным. Самоутверждение является пародией на истинную реализацию. Постоянная борьба противостоит блаженству принятия. Желания, какими бы тонкими они ни были, приводят к вполне ощутимым страданиям. Одной из истинных потребностей человека, причём одной из самых важных, является необходимость самореализации. И происходит она только через творчество, которое может быть явлено в любой сфере деятельности. Творчество – это всегда поиск новых решений и отказ от механистичности, которая уничтожает творческий подход в зародыше. Духовный поиск немыслим без творческого подхода и без смелости в отказе от устаревших идей и практик. Такая же смелость нужна в работе над собой, чтобы увидеть, что то, чем вы жили долгие годы, есть не что иное, как не совсем адекватные желания и представления. Жить с ними удобно и привычно, отказаться от них, значит остаться ни с чем. С тем, что останется, если не будет тонких и толстых мотиваций. С самим собой, который может перестать быть проводником желаний, и которому откроются другие возможности и измерения собственного бытия.

Источник:
Руслан Жуковец
«Ключи к осознанности»

Без рубрики