Лживые духовные цели

Лживые духовные целиК просветлению на духовном пути стремятся, чтобы потешить собственное эго. В итоге получается, что духовные теории, которые, по-хорошему, должны очищать, напротив – многих практиков заморачивают. И происходит так практически во всех духовных течениях. Начиная духовный путь, человек обесценивает все мирское, и становится искателем «не от мира сего». Его жизнь наполняется светом смысла, надеждами и предвкушениями. Перед ним расстилается тропа предстоящих достижений, где на финишной черте, посреди многотысячной аплодирующей публики и сверкающих фейерверков, ожидает долгожданное просветление, встреча с любящим Творцом и зачисление в верхние ряды космической иерархии. Иногда эти образы отличаются – пусть каждый сам впишет свой, уникальный.Лживые духовные целиК просветлению на духовном пути стремятся, чтобы потешить собственное эго. В итоге получается, что духовные теории, которые, по-хорошему, должны очищать, напротив – многих практиков заморачивают. И происходит так практически во всех духовных течениях. Начиная духовный путь, человек обесценивает все мирское, и становится искателем «не от мира сего». Его жизнь наполняется светом смысла, надеждами и предвкушениями. Перед ним расстилается тропа предстоящих достижений, где на финишной черте, посреди многотысячной аплодирующей публики и сверкающих фейерверков, ожидает долгожданное просветление, встреча с любящим Творцом и зачисление в верхние ряды космической иерархии. Иногда эти образы отличаются – пусть каждый сам впишет свой, уникальный.

Духовный путь пропагандирует самые разные цели, теории и практики, которые, по большому счету, сводятся к созерцательному постижению реальности настоящего момента и последующему за этим просветлению – то бишь, к медитации. Но искатели – народ хитрый на многочисленные способы себя одурачить. Медитация сама по себе для них особой живой ценности не представляет. Ей увлекаются с целью возвеличить себя, делают на нее ставку, возлагают надежды. Но именно ожидания – и есть нечто противоположное реальной медитации.

Полагаться на медитацию с целью стать лучше – все равно, что практиковать пьянство, чтобы окончательно протрезветь. Под влиянием дурмана жизнь, конечно, может нравиться, но последствия очевидны и всем знакомы: похмельная ломка и деградация.

Духовные искатели обожают морочить себя при помощи одной хитроумной манипуляции. Изначальную весьма банальную цель – стать круче – они прикрывают возвышенной и красивой – стать лучше и светлей. На словах праведно движутся к Богу, а на деле ничего иного помимо беспочвенного ожидания халявного величия на этом пути не практикуется. За редким исключением.

Вопиющий парадокс этого самообмана в том, что духовный путь, по своей сути – это смирение с реальностью, когда жизнь принимается в своей нагой простоте – вот с этими смертными людьми, их нескладными характерами, пыльными улицами, молчаливыми деревьями, непредсказуемой погодой… Но типичному духовному искателю все это – скучно и порой омерзительно, потому что он ждет чего-то несоизмеримо более величественного – просветления с лопающимися от избытка божественной благодати чакрами – вечного и бесконечного оргазма, а главное – типа «заслуженного» уважения. Иными словами, духовные искатели под видом устремления к смирению на деле движутся в совершенно противоположном направлении – хотят стать как можно круче.

Почти аналогичный процесс я уже недавно описывал в статье о влюбленности. Значительная часть неврозов, с которыми приходится работать на консультациях связана как раз вот с этим эффектом, когда обычная жизнь человеку кажется безвыходным лабиринтом только потому, что в ней нет той желанной реализации собственного величия.

А если типичному искателю предъявить эту теорию, его эго тут же начинает изворачиваться и лукавить – дескать, все это вовсе не про меня, а про всех прочих дуралеев. Человек продолжает упорно верить, что он – особенный, не такой, как все, и великих целей все равно добьется! Но сама эта вера, напитанная совершенно беспочвенными самолюбивыми ожиданиями, и есть главное духовное препятствие.

А залипают на эти иллюзии порой на долгие годы просто потому, что дурман предвкушаемого величия радует, придает жизни смысла и мотивирует, побуждая искателя верить, что его путь – наилучший, а все окружающие бродят в потемках. Поэтому искатель изо всех сил пропитывается всеми возможными атрибутами своего единственно «верного» пути – слушает лекции, читает книги, ищет общества себе подобных, с кем можно разделить свое продвинутое превосходство над серой массой, а в кульминационной точке своих безумных предвкушений задумывается об уходе в секту, где его нутро будут компостировать иллюзорными надеждами с удвоенной силой.

Социальная активность при таком раскладе неизбежно приходит в упадок. Человек проникается отвращением ко всему мирскому просто потому, что сам мир противопоставляется его духовным целям и возвышенным идеалам. Искатель не понимает, что вот эта простая жизнь, где бы она ни происходила – и есть то самое искомое чудо.

Эго отказывается принимать жизнь как есть и держится мертвой хваткой за свои царственные притязания. По началу они радуют – повергают в морок сияющих предвкушений. Но со временем, как бы упорно искатель себя ни дурачил, он не может не замечать, что вот этот путь, пропитанный «великими» духовными целями, по итогу ни к чему путному не ведет – халявная святость и просветление все никак не приходят. И тогда надежда сменяется своей закономерной противоположностью – безнадегой. Искатель начинает полагать, что он недостаточно способный, а то и вовсе – никчемный, и высшие силы его не жалуют.

В запущенных случаях такие выводы приводят к долговременной хандре. В идеале в этот период выносятся трезвые выводы о своих завышенных целях и месте во вселенной. Но упорный искатель так просто не сдается, а продолжает искать поводы ощутить свою неординарность и причастность к сливкам духовной элиты.

Схожие принципы зомбирования можно наблюдать в самых разных сферах. Духовные школы и МЛМ системы – самые наглядные образчики этого процесса. И нечего удивляться, что от их энергичных последователей, навязывающих свои цели, отшатываются, как от заразы.

А между тем, духовный путь, по-хорошему, – это направление, в котором протекает наше естественное человеческое развитие. И, возможно, самообман на этом пути – это такой необходимый урок. С чего-то же надо начинать.

А медитация – это интерес к той простой жизни, которая уже есть без всяких дополнительных эффектов. Но искушения «улучшить» и «дополнить» могут быть крайне утонченными. Стоит промелькнуть мимолетной мысли о великих плодах практики, как тут же весь «дзен» рассеивается и начинается очередной порочный круг надежды и отчаяния.

Другая крайность самолюбивых иллюзий случается, когда искатель понимает, каким неестественным образом себя обманывает. Тогда он создает очередной ложный идеал – простоты и естественности, и начинает действовать по старой схеме – радоваться своей причастности к очередному «правильному» пути и грызть себя за все, что в этот путь не «вписывается».

Как бы странно это ни прозвучало, но самообман – это грань нашей человеческой естественности. Так уж мы устроены. Для нас совершенно нормально надеяться и потом надежду терять. Совершенно нормально, когда «реальная» практика подменяется блужданиями ума. Совершенно нормально и, видимо, даже необходимо, на этом пути заплутать, чтобы потом найти выход. Именно так душа обретает зрелость – очередной идеальный образ для утонченной игры в саморазвитие.

Исходя из вышесказанного, может сложиться ощущение, будто нет в жизни таких путей, где мы не погружались бы в эту полосатую драму рассыпающихся надежд. На самом деле проблема – вовсе не в пути. Путь радует стабильно, только когда он интересен сам по себе – в живом осуществляющемся процессе. А проблемы начинаются, когда отвлекаешься от процесса на радость предвкушаемых достижений. Реальный процесс при этом начинает казаться досадным препятствием на пути к желанным целям.

В недавней статье о легкости бытия я уже пробовал описать состояние, когда живешь, не делая высоких ставок на жизнь. Медитация держится, пока относишься к жизни играючи, словно любознательный исследователь, который еще не ждет конкретных результатов, а пока просто учится и наблюдает за естественным ходом явлений. Ведь это интересно – каждый миг происходит нечто непредсказуемое.

Нечто происходит прямо сейчас – и можно это замечать, осторожно, словно спонтанную песню ребенка, которая в своей неуклюжести – идеальна. Но как только прокрадываются ожидания, так тут же контакт с моментом «сейчас» теряется, интерес к реальности пропадает, потому что направляется на очередную безнадежную надежду. И это совершенно нормальный естественный процесс.

Источник:
Игорь Саторин
progressman.ru

Без рубрики