Мысли-тени

Мысли-тениМысли-тени — это очень интересное явление. Они копируют реальность: звуки, изображения, ощущения. Например, ты решил посидеть, понаблюдать за свои дыханием. И вот проходит несколько минут и ты с удовольствием отдаешь себе отчет, что мыслей нет. Но тем не менее в голове будто идет какая-то работа, приятного расслабления ума не наблюдается. В такие моменты можно заметить, что внутренне ты издаешь звуки, имитирующее твое дыхание: ууу…, шшшш… — продемонстрировал учитель. — Это и есть «теневые мысли», тебе кажется, что ты не думаешь. На самом же деле постоянно что-то озвучиваешь в своем уме. Также происходит и с другими звуками. Ты замечал как часто звук продолжает звучать в голове, после того как все уже давно стихло?Мысли-тениСтарик не обращает на меня никакого внимания и медленно попивает некогда горячий чай. Минуты натягиваются словно гитарные струны, готовые лопнуть в любой момент. Парень лет двадцати сидит напротив учителя и не осмеливается нарушить гнетущую тишину. Его лицо отражает муки нетерпения и зарождающееся недовольство. Он не останавливаясь ни на секунду перебирает пальцами, сжимает их, ерзает на стуле, озирается по сторонам. «Долго не продержится» — предсказываю я.

С утра в офис заглянул парнишка и как бы между делом поинтересовался: где он может найти учителя. В это время мы со Стариком обсуждали «теневые мысли». Мысли которые якобы практически не возможно заметить без определенных знаний. По словам Старика, сейчас только они препятствовали долговременной остановке моего внутреннего голоса.

Паренек не постучав, показался в дверном проеме и после нашей оживленной беседы в комнату сразу проникла странная, напряженная тишина. Незнакомец уверенным шагом, без спроса вошел в кабинет и уселся на первый попавшийся стул. Такую смелость, если не сказать наглость, я наблюдал впервые. Мы с учителем разглядывали «нахала», продолжая хранить молчание. Парень повторил вопрос, более напористым голосом, но затем посмотрел на Старика и осекся. Видимо до него дошло, что учитель, которого он ищет, находится перед ним. Несколько минут все трое хранили молчание. Я в свою очередь предельно внимательно наблюдал за мимикой и движениями незнакомца.

— Я пришел по рекомендации Сергея Олеговича. — извиняющемся тоном сказал паренек.

— А вот оно что. — удивленно заметил Старик и хищно улыбнулся. — А это кто? — спросил он и направил взгляд в глаза нежданному гостю.

— Как кто? Вы же знакомы с Сергеем Олеговичем чуть ли не двадцать лет. Он мне сам рассказывал. — раздосадованно протараторил парень.

— Никогда о таком не слышал. — серьезно ответил учитель и посмотрел на часы.

Раньше я никогда не видел часов у Старика и сперва очень удивился, когда он на них взглянул. Сегодня они будто специально оказались на его руке. Но когда я присмотрелся, то понял, что учитель лишь изобразил, что смотрит время. Часов на руке как всегда не было. Наш посетитель этого обмана не заметил.

— Я приношу извинения. — деловым тоном сказал Старик. — но у нас крайне мало времени, чтобы тратить их на разговоры о каком-то учителе и человеке, которого я не знаю. — жестко закончил он и бросил тяжелый взгляд на парня.

Уже ни раз я наблюдал так называемые проверки, для людей желающих чему-то научиться. Чего только не выдумывал Старик, дабы избавится от тех, кто по его мнению был не готов к обучению или вообще не заслуживал разговора. Он подолгу молчал и не отвечал на обычные вопросы, кричал, матерился, изображал хамоватого или недалекого человека, мог изобразить любую эмоцию, дабы вывести посетителя из себя, либо сразу предлагал оплатить внушительный счет за будущие занятия. Арсенал Старика был поистине безграничен, он ни разу не повторялся. Каждый претендент получал индивидуальный подход. В моем случае проверка тоже была не из легких. Оставив меня с весьма скудными указаниями, учитель почти на полтора года устроил мне самостоятельную работу по наблюдению за своим мышлением.

Периодически в офис наведывались разные люди: старые и молодые, мужчины и женщины, бизнесмены и студенты, спортсмены и гос. служащие. Большинство приходили по рекомендациям знакомых, многих из которых я знал лично. Также произошло и сегодня. Под руководством Сергея Олеговича я вел работу с «ложной личностью». Они действительно были знакомы со Стариком много лет, как и утверждал наш гость. Частенько мы все вместе: Старик, Сергей Олегович и я просиживали часами в кабинете, беседуя и попивая зеленый чай.

Лицо парня изменилось и стало жестким, глаза приняли наглое выражение.

— Я точно знаю кто вы. — твердым, уверенным голосом сказал парнишка. — Просто хотел убедиться. Сергей Олегович сказал, что вы можете научить техникам «силовой медитации».

Дальше произошло совершенно неожиданное. Старик быстро поднялся со стула, подошел к парню и подняв его за шиворот, закричал ему прямо в лицо:

— Пошел отсюда. И больше приходить не советую. Кого бы ты там не знал, мне плевать. — учитель очень хорошо умел создавать видимость любой эмоции и сейчас, он буквально был пропитан гневом. Слюни из его рта брызгали в разные стороны, вызывая наверное весьма неприятные ощущения у паренька.

Закончив фразу, Старик выпихнул незнакомца из кабинета и громко хлопнул дверью. Отголосок поднявшегося шума еще звучал в моем сознании, когда учитель уже смотрел на меня совершенно спокойным взглядом, удобно расположившись на уютном стуле.

— Любой человек, который пожелает у тебя учиться, должен иметь внутреннее уважение. — сказал учитель мягким, глубоким голосом. — Я не говорю, что ему нужно уважать именно тебя. Нет. Он должен иметь уважение ко всем или хотя бы к тем, кого он еще не удосужился узнать. Если же уважения изначально нет, то не будет ни скромности, ни терпения. Соответственно вместо пользы, такому человеку от обучения станет только хуже. Его самомнение и наглость вырастет до небес. В общем потом с таким хлопот не оберешься. Конечно есть те, которых можно исправить, если задать хорошую взбучку. Но шансов все равно мало. — Старик замолчал, а потом неожиданно задал мне вопрос:

— Вот как ты относишься к людям? Ты уже многое умеешь и понимаешь. Кем ты себя считаешь, по сравнению с обычными обывателями? — с усмешкой спросил учитель.

— Если честно, я вижу в себе столько «плохого». — начал отвечать я. — слабостей, пороков, мелких желаний, что чувствую себя чуть ли не хуже остальных. Я вижу людей, они к чему-то стремятся, радуются, получают удовольствия, испытывают разнообразные эмоции, не всегда приятные для них. Я же сейчас страдаю все меньше, но моя жизнь в обществе стала слишком не настоящей. Мне не интересно то, что доставляет удовольствие другим: ни пьянки, ни клубы, ни фильмы, ни другие развлечения. И даже книгу, которая бы мне понравились, найти очень сложно. Конечно, есть и другая сторона. Я получаю огромное наслаждение от простых вещей: от прогулок в одиночестве, просто от разглядывания мира. От звуков вокруг, от ощущений своего тела. Я чувствую атмосферу дня, ощущаю то, что переживал в детстве. Мир все чаще завораживает меня, он мне интересен, но общество с его целями и заботами для меня как какая-то глупая игра. Я не могу в это поверить. Не могу заставить себя стремиться к карьере, к зарабатыванию денег. Хотя чувствую, что это тоже нужно. — на некоторое время я замолчал внешне и внутренне.

— Да, тебе еще работать и работать. — сквозь тихий смех проговорил Старик. — Но все равно скажи честно, как ты все-таки относишься к людям, которые тебя окружают? — не унимался учитель.

— По-разному. — задумался я. — Наверное, я могу сказать, что понимаю их. Я вижу свой эгоизм и поэтому прощаю их слабости. Не могу утверждать, что уважаю всех и каждого. Правильное слово — мирюсь. — я сделал паузу и отпил из своей чашки. — Иногда с грустью, я остро ощущаю, что ничего не изменить. Точнее, я не тот, кто может что-либо изменить. Я по сути такой же как и все. И не смотря на то, что я чему-то научился и что-то узнал о себе настоящем. Все равно, я еще не стабилен и слаб. А чем дальше я исследую себя, тем более нелицеприятные подробности открываются и повода для гордости все меньше. Конечно, я никому этого не показываю. Со многими людьми надо держаться уверенно и даже жестко, иначе обнаглеют. — с улыбкой закончил я.

— Хорошо. — многозначительно сказал учитель, а затем сразу же продолжил. — Сейчас ты находишься в подвешенном состоянии. У тебя еще нет единой личности и ты кидаешься из стороны в сторону. Но запомни на будущее: лучше считать себя хуже других, чем попасться в ловушку своего ума и возгордиться. Никогда не называй себя мастером, не присваивай титулов и громких имен. Чего бы ты не добился, каких бы откровений не достиг — твоих заслуг в этом нет и никогда не будет. Если тебе пришло понимание жизни — благодари, не гордись. В этом мире все самое лучшее дается, а не зарабатывается.

Мы посидели в приятной, доброй тишине. А затем продолжили разговор о «теневых мыслях».

— Мысли-тени — это очень интересное явление. Они копируют реальность: звуки, изображения, ощущения. Например, ты решил посидеть, понаблюдать за свои дыханием. И вот проходит несколько минут и ты с удовольствием отдаешь себе отчет, что мыслей нет. Но тем не менее в голове будто идет какая-то работа, приятного расслабления ума не наблюдается. В такие моменты можно заметить, что внутренне ты издаешь звуки, имитирующее твое дыхание: ууу…, шшшш… — продемонстрировал учитель. — Это и есть «теневые мысли», тебе кажется, что ты не думаешь. На самом же деле постоянно что-то озвучиваешь в своем уме. Также происходит и с другими звуками. Ты замечал как часто звук продолжает звучать в голове, после того как все уже давно стихло?

— Я только что обратил на это внимание. — с воодушевлением поделился я. — когда ты громко хлопнул дверью. Звук как будто дублировался в моем уме. Притом это происходило абсолютно бесцельно и автоматически.

— Очень хорошо. Тогда обойдемся без дополнительных демонстраций. — усмехнулся Старик. — Также человек частенько крутит отзвучавшие голоса людей и другие окружающие звуки. Еще эти мысли опасны тем, что заменяют собой чувства и ощущения. Человек услышал анекдот, но вместо смеха у него возникает мысль: мне смешно. И на этом все. Пользы от такого смеха, конечно никакой. — констатировал Старик и разразился хохотом. — Мысли-тени незаметны пока не получишь о них хотя бы поверхностные знания, а самостоятельно, без подсказки со стороны, добыть их почти невозможно. В итоге из-за этих мыслей вся жизнь человека превращается в бледное, пресное подобие жизни, без ярких чувств и впечатлений. Все заменяется мыслями.

Внезапно наш разговор снова был прерван. В дверь, предварительно постучав, робко заглянул тот же самый парнишка, который буквально несколько минут назад был выдворен Стариком. Он вошел, медленно прикрыл дверь и провинившимся голосом сказал:

— Простите меня, пожалуйста. Но я все-таки хочу научиться «силовой медитации».

— Хорошо. Приходи завтра в пять утра. — жестко бросил Старик и указал на дверь.

Паренек в не себя от радости, весь засиял от непроизвольной улыбки и быстро вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.

— Ну вот, у человека хотя бы есть цель. — посмеявшись проговорил Старик. — Посмотрим, не выветрится ли у него запал, когда он завтра несколько часов прождет и поймет, что я не появлюсь.

Отрывок из книги
Е. Трубицина «Четвертый контроль. В ритме сновидений».
de-trening.ru

Без рубрики